«Хлеба и зрелищ», именно так великий римский поэт-сатирик Ювенал описал состояние своих соплеменников. И хоть родился он чуть позже описанных ниже событий, народ и до, и после жаждал впечатлений.

Итак, знакомьтесь, римский центурион (сотник, командир военного подразделения) по имени Лонгин. Опытный вояка, ветеран преклонных лет. За плечами ни одно сражение, кровь, ранения, смерть врагов и друзей… Впереди отставка и неизвестная жизнь не по приказу. А сейчас, сопровождение на казнь троих осужденных… 

Да, это Иисус Христос и два разбойника. Для пущей зрелищности, приговоренные к смерти, сами должны нести свои кресты.  Измученный и истерзанный побоями Христос, под тяжестью ноши, начинает падать. Толпа злорадствует, иудейские начальники боятся, что умрет Иисус, не дойдя до места казни. А сотник Лонгин не может понять такой ненависти еврейского народа именно к этому человеку. И казнь эта у него не первая, и смертей он повидал достаточно на своем веку, но одно дело поражать врага в бою, во славу родного Рима, другое видеть неоправданную жесткость к избитому соотечественнику… 

Что бы быстрей выполнить неминуемое, отдает сотник распоряжение своим воинам. Смерть на кресте была позором, и даже дотрагиваться до креста по своей воле никто бы не стал, поэтому солдаты, насильно выдергивают из толпы одного из любопытствующих.

 «И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона… нести крест Его». (Мр 15, 21)

Для воина обычное дело выполнить любой приказ, привели солдаты приговор в исполнение. 

Теперь следуя  римскому уголовному праву, в назидание другим, возле каждого преступника необходимо установить таблички с указанием вины и имени осужденного. Занимается сотник привычным делом. Этот разбойник, второй такой же… А третий? Читает римский центурион «надпись вины Его: Царь Иудейский» (Мр 15,26и не понимает, за что осудили Христа.
Но всё идет по плану, всё как всегда. Делят солдаты одежды распятых.

Только не покидает сотника странное напряжение, предчувствие чего-то ужасного… Ни одну казнь он видел, но с этой явно что-то не то…

И потому как держался и что говорил Иисус: 

«Отче! прости им, ибо не знают, что делают». (Лк 23, 34

И как злословил в какой-то дикой радости народ «говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий» (Лк 23, 35)

И даже разбойники, которых ждала такая же мучительная смерть, не оставались в стороне. Один вторил толпе, второй заступался: 

«мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал». (Лк 23, 41)

И думает центурион: «всё, хватит, пора на покой!». 

Состраданием к иноверцу наполняется сердце. Да и сомнения в его виновности всё больше и больше одолевают старого солдата…

А тут ещё в самый полдень меркнет солнце «и сделалась тьма по всей земле» (Лк 24:43

и Иисус, умирая, «громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой.» (Лк 24, 46

К необъяснимой темноте добавляется землетрясение. Страх охватывает всех присутствующих, а сотник и его воины, так потрясены происходящим и ощущением сверхъестественности, что в сердцах восклицают «воистину Он был Сын Божий» (Мф 27, 54)…

…Потом было чудесное Воскресение Христово. И Лонгин со своими солдатами был его свидетелем. 

Теперь центурион ни в чем не сомневается. Оставил он свою службу и уехал в селение к отцу. Об увиденном чуде рассказывает людям. 

А иудейские начальники, наоборот, изо всех сил стараются скрыть правду о Христе, но тягаться с римским гражданином им не под силу. Тогда воспользовавшись привычным способом, подкупом и наговором, добиваются они вынесения смертного приговора бесхитростному воину. 

Но смерть уже не страшна центуриону Лонгину, померкла она в лучах Воскресения Христова. 

Давно прошли те дни, однако и сейчас стойкие солдаты отдают свои жизни за веру. Так 23 мая 1996 года в чеченском плену после пыток и истязаний 19- летний Евгений Родинов, солдат-срочник Российских Пограничных войск, отказался снять нательный крест и перейти в ислам. Как и римский сотник, Женя был обезглавлен.

Вероника Голубовская
www.tut-news.ru