Ректор Московской духовной академии архиепископ Амвросий (Ермаков) — о том, с какими мыслями нужно подходить к порогу Великого поста.

Добрый день, дорогие друзья! Мы вошли во время Постной Триоди, в первую подготовительную седмицу, относящуюся к этому святому времени, в седмицу после воскресного дня, в который Церковь вновь предложила всем нам евангельскую притчу о мытаре и фарисее. Мы находимся уже на границе Великого поста, и Церковь готовит нас ко входу в этот счастливый период. Не спеша, ничего не навязывая и не обрывая. Мы уже слышали вечером в субботу покаянные песнопения, наши сердца уже готовятся к посильному подвигу.

Пост начинается со смирения. В стихирах и канонах из Постной Триоди, которые прибавляются к воскресным стихирам и канонам, главная тема – смирение. Ведь весь Пост необходим для пробуждения в нас покаянного чувства, для очищения от грехов и страстей. А истинное покаяние без смирения невозможно. Но что же такое смирение? Порой нам кажется, что быть смиренным – означает опустить глаза вниз, не признавать в себе ничего хорошего, не видеть за собой ничего положительного, подавлять свою волю в пользу более опытных людей.

Но это не совсем так. Нельзя отрицать в себе то, что дал Бог. Нужно не подавлять в себе таланты или какие-то качества, руководствуясь своим пониманием о смирении, а наоборот – благодарить Бога, радоваться возможностям сделать добро. Радоваться окружающим людям. Радоваться всему доброму, что есть в жизни.

Смирение – не значит уничижать себя. Оно сродни скромности: не посыпать голову пеплом, но и не выпячивать свои заслуги, преувеличивая их. Смирение – не добровольное мучение, которого нам, может быть, иногда даже хочется. Смирение – это радость о том, что я, конечно, грешник, но ради меня воплотился и воскрес Бог. Я грешник, но у меня есть возможность спасения, потому что ради этой возможности умер на Кресте Господь. И Он ждет меня не для наказания, не для осуждения, а для того, чтобы с милостью простить и принять в Свои объятия.

Смирение – значит понимание того, что есть вещи сильнее моей добродетельности. Даже я сам. Я сам не отвечаю порой за себя и способен, даже будучи преисполненным самых высоких чувств, упасть. Иногда даже именно эти высокие стремления и есть мой путь ко греху. Смирение – значит не придавать особой важности собственным религиозным привычкам, собственным представлениям о правильном и неправильном, собственной, может быть, даже незаметной, горделивости от правильного исполнения предписаний, обрядов, законов.

Смирение – это внутренний мир. Чувство примирения с Богом, с собой, с окружающими людьми. Это способность принять Его волю, принять инаковость других людей и увидеть в них красоту. Способность в себе самом разглядеть что-то важное, что знает только Бог.

Давайте начнем подходить к порогу Великого Поста, помня о смирении.

www.pravmir.ru