о.Сергий-224x300

В рубрике “Священники в защиту жизни” предлагаем вашему вниманию интервью со священниками Белорусской Православной Церкви. На вопросы редакции Pro-life.byответил иерей Сергий Тимошенков, преподаватель миссилогии Минской духовной академии и семинарии, заместитель председателя социального отдела Минской епархии, руководитель молодежного миссионерского братства в честь преподобной Евфросинии Полоцкой при Минской духовной академии и семинарии.

Pro-lifeОтец Сергий, расскажите о современном миссионерском поле Православной Церкви. Миссия состоит в том, чтобы вкладывать новое содержание в привычный образ жизни. Но, к сожалению, привычным образом жизни для нашего народа стала жизнь без детей, и сформировалась определенная безжизненность культуры. Как вернуть дух жизни в мир, вернуть людям желание жить и продолжать свой род?

Отец Сергий: Поле миссионерское особенно в Беларуси, конечно, сложное. Это можно увидеть, даже просто посмотрев по сторонам. И дело даже не в том, что мало людей в храмах, не в том, что пьют и за каждым углом не поймешь, что курят. Дело в самом восприятии жизни: люди злые и готовы на подлости и не видят никакого интереса и смысла.

Что касается, как вернуть желание жить и иметь детей, я думаю, что ключевое здесь именно желание жить и какое-то повышение интереса к жизни. Я глубоко убежден, что корень всех проблем в нашем неправильном понимании Бога, в неправильном понимании Бога именно нами, людьми верующими и священнослужителями. Где-то когда-то, может быть при самом принятии христианства, нами была какая-то ошибка совершена, которая разрасталась, разрасталась и привела к тому, что есть сейчас. Ошибка, когда приняли все богатство византийского мышления, Православие византийское, но не усвоили творческий подход, не усвоили идею свободы, но усвоили строгость. Эта излишняя строгость, когда на первое место очень часто выходила просто буква, на первое место выходило внешнее благочестие, затем Синодальный период, когда не в почете был батюшка-проповедник, батюшка-духовник, а скорее администратор, строитель, — все эти длительные столетия убрали у верующих людей чувство и ощущение Бога, ощущение того, что Он живой, родной и близкий. Да, Бог во всех наших писаниях и текстах строгий, далекий Творец мира. Но появились странные изречения о том, что он и не улыбаться, странные изречения, что Он жил, не понимая нас. И мне кажется, что все человеческие моменты в Евангелии становятся совершенно не заметными.

Казалось бы, какая же связь между этим? Но когда я весь побитый страданиями, горем, печалью стою в мире, то кажется, что я один на берегу какого-то безбрежного моря. Где-то там, далеко за морем – Бог, который творец, вседержитель, а это море – это то, что мне предстоит претерпеть, вытерпеть. И может такого рода ощущения и мысли и привели к тому, что человек перестал Бога рядом чувствовать, в чувства вошло одиночество, и естественно человек стал больше обращать внимания на свои желания, на свои собственные мысли, исчезла радость бытия. А так как радость человеку нужна и стремление у Богу есть всегда, то он стал заменять эту радость чем-то более приземленным, любыми способами поиска удовольствия и среди этих удовольствий появились идеи и о красивой жизни, и о карьере. А поскольку не стало понимания, что свобода возможна только в Боге, то свободу начали искать во всем остальном. Под свободой стали понимать желание «делать, что хочу», и ценности стали формироваться сугубо эгоистические. Когда у человека нет настоящего желания, настоящего вкуса жизни, то у него нет и идеи и желания делиться этой жизнью с кем-то еще.

Я, например, когда-то почувствовал Бога, настоящего, живого. Я очень радуюсь, что рождаются детки и у меня в семье, они тоже могут увидеть этот прекрасный мир и дополнить нашу радость. Но я понимаю отчетливо, что не знай я Бога, не люби его, не чувствуй, что любит Он меня, может быть, конечно, и я думал бы по-другому.

Задача миссионера состоит именно в том, чтобы распространить правильное понимание Бога, который понимает каждое наше событие в жизни. Как в Евангелии, когда Христос посетил свадьбу в Кане Галилейской. Казалось бы, что может быть менее важным для Творца вселенной, для Вседержителя, чем дать вина тем, кто уже выпил,  и просто посетить праздник? Но Христос это делает, чтобы молодые ни о чем не заботились, чтобы гости веселились такой простой мирской радостью. Я в этом вижу явный признак того, что каждая наша проблема для Бога важна, и что Он понимает каждое событие нашей жизни, что Он пристально смотрит и видит каждый момент, что мы делаем. Вот когда я это осознал, я начал чувствовать особую близость Бога ко мне, я начал чувствовать такую теплоту не только Творца, но кого-то очень мне близкого и бесконечно родного, того, кто к нам ближе, чем дыхание воздуха.

Я убежден, что знай каждый человек, что Бог именно такой, что у Бога есть особая грань любви для каждого из нас, что он всегда близок к нам и всегда готов услышать то, что мы ему скажем, я думаю, что сердца многих наполнились бы тогда радостью. И эта радость может быть привела к более спокойной жизни, может быть она привела бы к правильной системе ценностей. Я думаю, что эта радость привела бы и к тому, что человек перестал бы на место Бога ставить все остальное. Зная, где найти истинное питие, как удовлетворить истинную жажду, человек перестал бы себе рисовать мнимые цели вроде карьеры и «жизни для себя». Тогда стал бы на место вопрос о рождении деток, стал бы на место вопрос о настоящей семье.

Pro-lifeОн с нами на одном берегу?

Отец Сергий: Я думаю, да. Я, конечно, в аллегории этого не добавлял, потому что каждая аллегория очень условна. Но ощущение человеческих качеств Христа и понимание, что он жил человеческой жизнью поможет найти мостик, ведущий прямо к нему. Но в любом случае да, Христос с нами на одном берегу.

Pro-lifeC одной стороны задачи миссионерского служения определяются общепринятыми концептуальными программами и документами, но с другой стороны есть необходимость давать ответы на новые вызовы. Например, вызов развития науки и технологий, которые связаны с появлением новых областей исследований, касающихся нравственности и сущностных основ жизни, в первую очередь репродуктивных технологий. В концепции миссионерской деятельности сказано: «Необходимо, чтобы миссия в информационном пространстве носила упреждающий характер, что предполагает быстрое реагирование на процессы и события, происходящие в обществе, и их своевременную христианскую оценку для формирования общественного мнения». Мы проиграли информирование о репродуктивных технологиях и их губительных последствиях. Мы продолжаем проигрывать и сейчас на фоне агрессивной пропаганды суррогатства, когда все каналы и информационные ресурсы синхронно рекламируют это явление. Как Вы считаете, достаточно ли было принятие только лишь одного документа «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» или необходимо разработать систему постоянного информирования?

Отец Сергий: Начну с документа. Принятие документа и одного, и двух, и трех, и даже разработка системы информирования – это лишь маленькая часть того, что действительно надо сделать. Я бы не делал акцент на игре, чтобы кого-то обыграть, успеть. Да, надо предугадывать следующие возможные пути падения, следующие пути ошибок, но чтобы этим занималась не вся Церковь, а информационный отдел, или какой-то другой. Но я сторонник очень яркой положительной миссии, которая может быть вне связи с острыми нападками зла на человека. Предположим, мы будем думать: сейчас надо что-то для правильного понимания репродуктивных технологий сделать. Мы это сделаем, но там появится, может быть, проблема зависимости, появится проблема развала семей или еще что-то.

Я на месте нашего церковного руководства как можно больше вложил в формирование большой среды миссионеров для формирования правильного представления о христианстве. Христос воплотился когда-то, и я думаю, что мы по его примеру должны постоянно искать способы воплощения нашей веры, христианства в конкретных исторических условиях. Если будет такое движение миссионеров, которое постоянно, с радостью, охотно и вольно несет настоящее учение о христианстве, оно будет как свет. И не надо будет изобретать отдельно лампы для того, чтобы светить на дерево или отдельно светить на лужу. Если этого света будет много, то будет освещено все. Хотя конечно снизу легко подсказывать, что делать сверху: принимать один документ или принимать другой документ. Я вижу, что даже самые лучшие документы остаются невостребованными и невоспринятыми снизу. Священники не все с ними ознакомлены. Как преподаватель миссиологии, принимая зачет у заочников, неоднократно отмечал, что они не знают не то, что документов, но и основных принципов как в той или иной сфере работать.

А если уж подходить к практическому воплощению всего этого, то, конечно же, да, документа мало. Надо, чтобы в каждой сфере воплощения христианства, в каждой сфере жизни Церкви была бы своя команда действительно ярких и горячих людей. Но, к сожалению, я часто этого не вижу. Даже наблюдая работу сайта миссионерского отдела, узнавая о делах миссионерского отдела, я грущу, я ничего там даже не могу почерпнуть.

Когда-то я приехал в отдел по работе с молодежью Русской Православной Церкви, попросил описать работу с молодежью, мне сказали: «Мы ничего не можем описать, можем сказать о том, что делаем мы сами. А делаем мы сами только две вещи: русские городки и работа со скаутами». К сожалению, у нас в Белорусской Православной Церкви такая же беда. У нас даже есть отделы в некоторых епархиях, пару лет назад я исследовал этот вопрос, но не было ни одного сотрудника этого отдела. Сейчас же в самом лучшем случае есть отдел миссионерский или молодежный, есть один священник, который его возглавляет.

Pro-lifeМиссия Церкви заключается в преображении мира и в свидетельстве о Христе. Христос о себе сказал: «Я есть путь, истина и жизнь». Пролайферы своим служением свидетельствуют о безусловной ценности человеческой жизни. На Ваш взгляд, что еще объединяет миссионерство и Пролайф?

Отец Сергий: Я думаю, что и одно и второе – это способы борьбы с несправедливостью, с социальной несправедливостью в первую очередь. Один румынский богослов сказал, что цель его миссионерства – не только проповедь, но и борьба с любым социальным злом. Движение за жизнь – это Движение за то, чтобы сохранили жизни те, кто должен жить, чтобы родились те, кто есть, чтобы каждый получил это право. Говоря совершенно светским языком, каждый ребенок имеет право на жизнь, и тот, который только-только зачат, и тот, который мог бы зачаться. Если эти люди лишаются жизни, это есть несправедливость и зло. И миссия должна быть такой. Христос шел к тем, кто был отвержен обществом не только из жалости, я думаю, не только потому, что его сердце болело за этих людей, но и для того, чтобы показать, что его проповедь о Царстве Божием сопряжена с изгнанием зла. Я думаю, что когда Христос подходил к блудницам, к отверженным, к тем, кого не любили, к прокаженным и другим людям, Он хотел показать, что неприятие людей – это зло. Если зло будет разрушено, то тем быстрее придет Царствие Божие. Естественно, что со всяким злом, со всякой несправедливостью нужно бороться, потому что это тень, и может даже грязь. И убирая это, мы тем самым распространяем веру и Царствие Небесное. Еще раз повторюсь, что у миссии и Пролайфа общая связь в борьбе со злом.

Pro-lifeМиссия – это свидетельство. Свидетель по-гречески «μάρτυρας», что означает мученик. Значит ли это, что миссия служения в защиту жизни непременно сопряжена с самоотречением?

Отец Сергий: Да, всякое служение сопряжено с самоотречением. Как-то даже в своем блоге я сформулировал такой закон, что за все надо платить. Он дополняется вторым законом, но первая часть закона звучит именно так: за все надо платить. Хочешь что-то в этом мире сделать – плати собой, плати своими силами, нервами, здоровьем, разумом. Думаю, иначе ничего не получится, потому что только тот, кто что-то вкладывает, может ожидать результат. Но скажу и тем, кто может испугаться этих слов, что надо платить, жертвовать, терпеть неудачи, вторая часть закона, который я для себя определил как закон, звучит так – за все будет заплачено свыше. Всякий человек потративший, не знаю, в чем это измерить, тонну своих сил, обязательно получит возмещение в десять тонн. Я это видел по своей жизни. Иногда очень тяжело что-то делать, иногда кажется, что ты просто открываешь свои вены и выливаешь в какие-то сосуды свою кровь, чтобы функционировало дело, в которое ты веришь, но Господь, видя это, поддерживает и во многом дает силы. Так что жертвовать надо, и любое служение – это жертва конечно.

Pro-lifeВозможна ли церковная рецепция Пролайфа через осуществление задачи переформатирования культуры в культуру жизни, т.е. создание пролайф-среды для всего общества? Какую роль здесь можно отвести пролайф-идеологии?

Отец Сергий: Я думаю, возможна. Но сама по себе даже самая-самая красивая идеология и самое-самое красивое учение не будeт долго жить. Надо все делать на основе того, что вечно. То, что мы хотим сделать на стезе Пролайфа, должно соответствовать тому, что мы сделали на стезе проповеди христианства. Из-за малого количества людей, которые сейчас действительно могут достойно представлять веру христианскую, а тех, кто работает в сфере Пролайфа, если сравнить с потребностями, еще меньше, мне кажется, дело Пролайфа будет немножко тормозиться. Потомe что это хорошее растение, которое надо садить в подготовленную почву. А почва намного шире. Если стебель цветочка имеет площадь пол-квадратных сантиметра, то для того, чтобы он жил нужна площадь в половину квадратных метра. И поэтому сейчас надо намного больше работать для распространения настоящего христианства, настоящего, значит свободного от суеверий, от схематичного понимания истины, и тогда развивать и Движение Пролайф.

Но поскольку общество наше в массе своей невоцерковлено и не знает Бога, то, мне кажется, очень скоро трудности будут просто возрастать на пути пролайферов. Действительно надо садить, но садить в почву подготовленную

Pro-lifeА если трудности рассмотреть как возможности? Миссионерство через Пролайф сейчас приобретает особое значение, поскольку численность титульной нации все более сокращается. Прирост населения в нашей стране за последние несколько месяцев происходит за счет мигрантов. Есть ли новые возможности, новые формы миссии в связи с этим?

Отец Сергий: Есть, несомненно. В качестве рассуждения я бы уменьшал связи церковного учения, любого церковного дела с тем, что надо государству, и с любыми идеями национальными, народными, этническими, с чем угодно. Да, мы говорим о том, что должны рождаться дети, мы говорим о том, что семья должна быть полной и настоящей, что аборт – это ужаснейшая недопустимая вещь, это убийство. Но я очень опасаюсь тех путей, где любая идеология, пусть даже самая правильная, государственная берет под руку миссионера и говорит: «Нам по пути, пойдем быстрее вместе». Потому что государство, какое бы оно ни было, это вещь светская, и здесь есть опасный подвох: сегодня мы можем быть нужны, завтра нет. Я бы, конечно радовался и использовал любую строчку из идеологии, если бы это было на пользу, но делал бы это с некоторой опаской. Поэтому у меня чувства смешанные: с одной стороны хочется, как можно громче крикнуть: «Так елки-палки, это же то, что вчера сказал Президент, нацию надо поддерживать!», но с другой стороны, я бы всегда помнил – Церковь, проповедь и нация, это разные вещи, христианство и государство тоже не всегда совместимы. То есть я бы подъезжал на этих попутных телегах, на наших законах, на национальной идее, на идее того, что нацию надо возрождать и не давать ей угасать, но помнил бы, что в любую секунду мне, возможно, придется соскочить с этой попутки, иначе она увезет меня куда-нибудь в болото. Это мое мнение.

Pro-lifeВ Ирландии этим летом были легализованы аборты, не смотря на мощнейшее сопротивление народа. После этого ирландский ведущий теолог Винсент Тумэй констатировал, что это результат поврежденной религиозной нравственности, поскольку за последние пятьдесят лет Церковь была не в состоянии предложить моральные и философские альтернативы левым либерально-политическим и социальным течениям. И причина тому – отсутствие серьезной и вдумчивой богословской школы. Как Вы считаете, необходимо ли вводить в наши богословские школы курсы биоэтики, психологии семейной жизни, требуется ли изменение образования для будущих пастырей?

Отец Сергий: Отчасти это уже существует, нужно дать новые принципы и новую направленность нашему образованию. Если мы говорим о биоэтике, то это есть не более, чем понимание христианской веры по отношению современным вызовам общества. А предмет такой давным-давно есть – нравственное богословие, просто надо перестать его преподавать с точки зрения отцов, которые жили 200-300 лет назад. Я параллельно с миссиологией преподаю нравственное богословие, в этот предмет я ввел темы биоэтики, и ответы христианства на многие вызовы современности. Целый месяц у нас занятия были посвящены этике семейной жизни. Т.е. сетка предметов богословской школы семинарии может включить все, предмет «Нравственное богословие» может вместить и биоэтику, и психологию семейной жизни, но вот позиции и подходы старые. Глубоко убежден, что с огромной оглядкой надо давать преподавать эти предметы монахам, ну не знает монах семьи. С большей горячностью будет говорить об укреплении семьи и давать ответы на биоэтические вопросы человек, который в курсе этих вопросов, священник, который живет в миру.

Т.е. с одной стороны, выпускники семинарии не всегда владеют знаниями психологии и биоэтики. Но с другой стороны, сейчас школы реформируются. Семинария в этом году перешла на Болонскую систему, академия ввела в курсы преподавания биоэтику. А в семинарии молодые преподаватели заботятся об обновлении программы. Было бы хорошо, если бы церковное руководство где-то там наверху очень четко сказало, что изжинать надо из семинарии предметы, которые нежизнеспособны, и обязательно, чтобы каждый преподаватель следил за тем, что он говорит, было связано с современными условиями, чтобы каждое слово преподавателя могло использоваться, передаваться студентами в современной жизни. Я уверен, что в таком подходе и заключается ответ. Можно сказать, что менять надо, но менять не название предмета, а сам подход.

С иереем Сергием Тимошенковым беседовала Татьяна Тарасевич

Write A Comment