Отец Сергий Тимошенков о ситуации с Константинополем: «Воздержимся от ударов себя в грудь»

Православные верующие сегодня глубоко переживают известие о разрыве евхаристического общения между Русской Православной Церковью и Константинопольской. Глава Православной Церкви — Христос, сама же Церковь – Его Тело. А значит любой раскол в ней – это боль, живая рана в Теле Христовом, и она не может быть безразлична верующему человеку. Поэтому к каждому неравнодушному сегодня обращён призыв церковнослужителей молиться о единстве Православной Церкви во всём мире (см. молитву в конце статьи). Есть во всём происходящем ещё один аспект: в эти дни огромное количество людей, ещё вчера равнодушных к Церкви, следит за развитием событий в Православном мире. Об этом и не только мы решили поговорить с председателем Синодального миссионерского отдела Белорусской Православной Церкви отцом Сергием Тимошенковым.

Отец Сергий Тимошенков о ситуации с Константинополем: "Воздержимся от ударов себя в грудь"

— Отец Сергий, сегодня наша Церковь переживает непростой период, в связи с последними событиями в адрес её предстоятелей слышно много критики… Каково в таких условиях миссионерскому отделу, которому и в более спокойное время приходится иметь дело с враждебными настроениями в отношении Церкви со стороны светского мира.

— Есть вещи, о которых говорить непросто, есть, о которых – очень тяжело. Говорить о разрыве между РПЦ и Константинополем в любом контексте сейчас – это просто больно. Наиболее подходящий (если не единственный) набор смыслов и слов для описания случившегося раскола – это «трагедия», «молитва», «боль», «сочувствие», «переживание» и другие подобные понятия.

Вы правы, спрашивая, каково сейчас миссионерам. Ведь именно миссионеры постоянно находятся на пересечении всех возможных ветров претензий к Церкви. Всякое внутрицерковное событие – от простой оговорки епископа до тяжелейшего кризиса разделения становится поводом для града обвинений и вопросов, брошенных через лицо миссионера в сторону Православной Церкви.

Миссионер обречён на долгое незаживание ран, о которых другой член Церкви довольно быстро забывает. Ведь ему, чтобы найти адекватный ответ на выплюнутое обвинение, приходится вновь и вновь проживать событие, послужившее поводом для критики. Это трудно и иногда очень болезненно.

И если бы можно было проповедовать только Евангелие! В современном мире прозрачной информации от миссионера требуется говорить с абсолютно невоцерковлёнными людьми о вещах, уходящих корнями в самое нутро церковной жизни. Как, например, объяснить современному агностику, что то же литургическое поминовение имен Патриарха и Экзарха – это не просто вопрос красоты и формальности, и не ради их честолюбия совершается, но это вопрос порядка в земной части Церкви. Ведь Церковь — это Тело Христово. Но у нас, насквозь земных людей, нет иного способа видеть это единство, кроме как ориентируясь на специальные маркеры, среди которых один из наиболее важных — это единство с непрерывной цепочкой преемственных (от апостолов) рукоположений.

Что касается теперешней ситуации, то мешает то, что, помимо главной боли – самого факта евхаристического разрыва, вокруг создаётся много фонового шума личных взглядов и амбиций доморощенных «специалистов» и «экспертов». Во время кризиса всегда находится много желающих поспекулировать и попаразитировать на нём. Придумываются новые формулировки обвинения той или иной стороны, звучат аргументы сомнительного характера.

Я с большим недоумением смотрю на людей, которые с долей какого-то жестокого самолюбования произносят слова «еретики», «раскольники» и другие такие же слова-клейма. Так и кажется, что каждый из них вот-вот ударит себя кулаком в грудь со словами: «Благодарю Тебя Господи, что я не такой!».

— Некоторые православные сейчас находятся в угнетённом состоянии, но если развить мысль, что всё происходит по попущению Божию, а значит во благо человека, то может быть и возникшая ситуация нам полезна с духовной точки зрения — она хорошенько встряхнула самих верующих, разбудила тех, кто спал, если можно так сказать, люди, хочется верить, активизировались в молитве за единство в Православной Церкви во всём мире…

— Признаюсь, я не уверен, что можно говорить о том, что когда происходит масштабная беда, то происходит она во благо человека. Несомненно, история – это сверх-эпичная сага об отношениях Бога и человека. Совершенно верно, что всё происходящее Господь в конце концов выруливает в сторону наименьших потерь для человека. Но в тяжёлых ситуациях, затрагивающих большое количество людей, на первый план выходит личный выбор каждого человека – выбор, в первую очередь, того, как относится к происходящему, каким своим внутренним движениям дать зелёный свет, а какие – придержать.

Зелёный — сочувствию, молитвенному сопереживанию, желанию, жажде примирения. Красный — подчёркнуто бравому ощущению своей правоты, фарисейскому чувству, что «я не такой». Нужно воздержаться от резких слов, которые потом будет очень тяжело забыть.

Про то, что ситуация встряхнула верующих – может, оно и так. Хотя цена этого «встряхивания» — непомерно большая.

— Есть верующие, не согласные с решением Синода о разрыве отношений с Константинополем. Переживая случившееся, они разжигают страсти и внутри себя, и в своём окружении… Как можно этих людей утешить, как бы Вы их поддержали?

— Скажу так. Я далёк от идеализирования любого человека, нет людей однозначно во всём положительных или однозначно во всем отрицательных. Да, можно быть несогласным с тем или иным действием церковного иерарха или даже с какими-то общецерковными явлениями, но это несогласие не должно нас приводить в некое противостояние своей Церкви. Ведь не отрекаемся мы от наших близких, если они совершают что-то неправильное?

Здесь, на мой взгляд, уместно вспомнить слова Господа – «Носите бремена друг друга». Мне кажется, здесь говорится о том, чтобы ко всем недостаткам другого человека относиться, как к своим. Не признавая их за норму, но и не отрекаясь от самого человека ненавистью, презрением, страстным осуждением… Ведь подобные чувства становятся препятствием между нами и Богом.

— За развитием событий в Православной Церкви наблюдают миллионы людей — христиане других конфессий, представители разных религий и просто огромная масса тех, кто далёк от храма… Пусть события эти грустные и болезненные, но, может быть, это шанс для миссионеров в том смысле, что Церковь вдруг стала интересна всем, по крайней мере её внешняя, человеческая сторона жизни…

— Есть такой миссионерский метод – честная прозрачность происходящих внутри Церкви процессов. Его смысл – в двух целях. Первая цель – позволить существовать не только выхолощённой и положительной информации о Церкви, но и, скажем так, разной. Я не говорю здесь о личных ошибках или клевете, касающейся кого-то из священнослужителей, но именно о внутрицерковных событиях. Эта идея основана на классическом правиле работы с общественным мнением: считается, что если аудитория получает только доводы «за», то при получении от противной стороны доводов «против», она легко переубеждается. В то же время, если аудитория получает и позитив, и негатив, её труднее переубедить.

Вторая же цель существования разнородной информации – постепенное привыкание общества к тому, что Церковь есть и что она живёт, и что в ней бурлит жизнь многих людей.

С этой точки зрения, конечно, обсуждение вслух ситуации позволяет запустить и миссионерское слово. Правда, только в том случае, если боль за разделение не парализует вообще творческую способность миссионеров.

Важен ещё один момент. Такое пристальное внимание многих людей призывает к очень серьёзной ответственности. Принципиально важно допускать к жизни только качественные и проверенные аргументы, сохранять лицо, подобающее Православной Церкви и православным людям, и ограничивать деятельность смысловых паразитов, спекулирующих на кризисе и трагедии.

— Отец Сергий, тема грустная, но хочется закончить интервью каким-то светом, верой в лучшее…

— Не всё так пессимистично (улыбается). Во всём происходящем есть и яркий лучик — это надежда на примирение и восстановление Православного единства.

С сентября этого года во всех храмах Русской Православной Церкви за каждой Божественной литургией в сугубую ектению включены следующие прошения:

* Еще молимся Господу и Спасителю нашему о еже сохранити в единении и правоверии Церковь Православную во всём мире пребывающую и даровати ей мир и безмятежие, любовь и согласие, рцем вси, Господи, услыши и помилуй.

* Ещё молимся о еже благосердием и милостию призрети на Святую Церковь Православную и сохранити ю от разделений и расколов, от вражды и нестроений, да не умалится и не поколеблется единство ея, но да славится в ней Трисвятое имя Твое, рцем вси, Господи, услыши и помилуй.

sobor.by