18 сентября прихожане храма святителя Николая Японского и учащиеся Школы практической генеалогии посетили Национальный художественный музей.

Выставки, на которых им удалось побывать, были посвящены церковному искусству: «МУЖ, МУЖЧИНА, ВОИН» (иконопись конца ХVIII – начала XIX века из собрания Ветковского музея старообрядчества и белорусских традиций им. Ф.Г. Шклярова) и «БЕЛОРУССКИЙ ИКОНОСТАС» (иконопись и деревянная пластика конца XVII – начала XIX века) из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь и Музея древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси. Экскурсию по выставкам провела искусствовед, специалист по церковному искусству матушка Мария Нецветаева.
Матушка рассказала о некоторых особенностях технологии создания икон и иконостасов, о том, для кого могли писаться образа. Так, икону Рождества Пресвятой Богородицы заказывали супружеские пары, молившиеся о даровании чад (при этом рядом с иконой праздника изображались небесные покровители супругов). Образ великомученика Георгия («Чудо о змие», где обязательно изображались родители воина, благословляющие его на подвиг, переживающие за него) писали для родителей, чьи сыновья проходили воинскую службу.
Матушка Мария обратила внимание на то, что старообрядческие образа сохранили черты иконографии западного христианства. Если после реформ патриарха Никона вт. пол. XVII в. в православной иконографии отказались от изображения Бога-Отца в виде Старца, то старообрядцы, напротив, сохранили эту традицию. Вообще такое изображение Бога-Отца явилось результатом неправильной трактовки слов из пророчества Даниила: «Ветхий днями». В Священном Писании говорится не о «старости» Бога, а вечности Его бытия. Старообрядцами неканоническая икона Святой Троицы воспринималась как оплот семейный ценностей, преемственности семейных традиций (например, когда дело отца обязательно переходило к сыну).
На выставке «Муж, мужчина, воин» также были представлены иконы Архангела Михаила, святых целителей Косьмы и Дамиана, пророка Илии, Николая Чудотворца, Усекновения главы Иоанна Предтечи, путешествия Ангела с Товией и, конечно образа нашего Спасителя и его Пречистой Матери. Удивила яркость, сочность красок, которыми написаны иконы.
На выставке «Белорусский иконостас» были представлены иконописные изображения, созданные в униатской среде.
Как пояснила матушка Мария, для иконы обязательны наличие нимба и подписи (кто изображён). Многие памятники униатского искусства этим требованиям не соответствуют. И если старообрядческие иконы отличались чёткостью, строгостью линий, то униатские изображения, напротив, являются более реалистичными, чувственными.
Образа для иконостаса могли писаться не на обыкновенной деревянной доске, а на доске покрытой левкасом (специальный грунт, наносившийся на прикреплённую к дереву плотную кань). По левкасу выполняли резьбу, изображающую райский сад. Именно эта резьба, по замечанию искусствоведа, придаёт униатским образам особую художественную ценность.
Рассказ матушки Марии, длившийся около двух часов, привлёк внимание и сотрудников музея, и его посетителей. Удивительным было то, что к этой экскурсии присоединился монах Жировичской обители Иоанн (Бембель) (в миру Олег Андреевич Бембель), мыслитель, поэт, публицист.
Культура народа отражает его духовный путь. И изучение искусства помогает нам в нашем внутреннем поиске.

P.S.: Утешение для тех, кто не смог попасть на эту экскурсию – следующий поход в музей с матушкой Марией планируется в один из выходных дней ноября.

  IahrWOXN03s 0R5XKVGF1WU 5k3dgDWEu-o 7o0b4hWU3eY NIHJkN0UE6w QSq0iee_BsU qv1zIOLw4I4fbN-HNR06sIgrcn_jD1suI